Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

фото Kirsty Mitchells

(no subject)

В этом журнале у меня много про Репина, про его терминомику – науку о гранях, о правах.
И не потому, что он мой муж. Скорее, наоборот. Он мой муж, потому что умный. За многие годы совместной жизни я успела в этом убедиться.

Я считаю, что у Репина самая продуманная теория общества. Я ею пользуюсь и вижу пробелы, где проваливаются другие теории и наши оппозиционеры.

И не только я. Мои ученики, обучаясь в лучших вузах, рассказывали, что они не только хорошо понимают, что им говорят их лекторы-обществоведы. Они понимаю и то, что они упускают и почему.

Как-то в школе далеко не отличница, но умная девочка Оля рассказала мне: в одной тусовке со студентами зашёл разговор о деньгах. И она сказала фразу, на которую пятикурсники отреагировали моментально: «А ты-то откуда это знаешь?». «А мы в школе изучали», – сказала Оля.

Однажды к Репину обратилась мама выпускницы университета:
– Диплом у моей дочки уже есть. Не могли бы Вы её обучить по существу: что такое финансы, аудит и прочее?

Если вы хотите разобраться по существу, что такое право и связанные с ним понятия: справедливость, власть, государство, деньги, налоги… – читайте Евгения Репина (repin).

UPD: теперь про терминомику можно читать здесь: https://term.wiki/



фото Kirsty Mitchells

О Конституции России

Всё больше говорят о необходимости принятия новой Конституции.
Я была бы двумя руками за Конституцию, очищенную от оксюморонов и плеоназмов нынешней. Но очень сомневаюсь, что это возможно.


***

Вторую игру по моделированию инфляции мы со старшеклассниками проводили зимой в доме отдыха. Жили все в небольшом коттедже, отдельно от всех остальных отдыхающих.
На первом этапе игры наше маленькое общество жило по российской Конституции. Наш ГосБанк быстро и мощно раскрутил инфляцию. На рефлексии выясняли, что делал каждый участник игры, кто и как сделал инфляцию, и как создать безинфляционные деньги на втором этапе игры.
Второй этап игры, таким образом, должен был проходить по новым законам.
Ночью накануне второго этапа мы, взрослые, слышали шум, гам и смех из соседней комнаты. Оказалось: детки всю ночь читали Конституцию России. Надо отметить, что это были наши ученики, то есть они знали все изъяны языка обществоведов.
Не знаю, сохранилась ли у меня в бумажных архивах конституцию из этой, второй игры. Но вот Конституцию из третьей игры можно прочитать здесь.



Участники второй игры по моделированию инфляции


фото Kirsty Mitchells

Выборы: 20 лет спустя

Работа не опубликована.
На конференции школьников работа не получила никакой награды. Жюри (преподаватели экономического ф-та местного вуза) сказало: слишком актуально, сллишком на злобу дня.

Ильина Юлия,
Митянина Валентина


МИФЫ И РИФЫ
ПРЕДВЫБОРНЫХ
ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОГРАММ

Эта работа сделана и написана одиннадцатиклассницами Сосновской сельской школы, которые занимались во Дворце творчества детей и юношества научно-исследовательской работой под руководством Репиной Н. А. в 1995-96 уч. году.

***

Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.
Н.А. Некрасов


Экономическое образование, по мнению всех авторов школьных программ, имеет одной из важнейших своих задач “выработку умения выносить аргументированные суждения по экономическим вопросам...в области экономической политики” ( Равичев С., Протасевич Т., 1995).
Каждый из нас, независимо от выбранной профессии, станет избирателем, будет выбирать людей, определяющих экономическую политику, принимающих законы, по которым всем нам жить. От того, насколько грамотно мы будем воспринимать экономические программы политических лидеров, зависит, кого мы выберем, а значит — какова будет наша жизнь.
Заинтересовавшись экономической политикой, мы решили воспользоваться начавшейся предвыборной компанией в Государственную Думу (17 декабря) и изучить экономические программы кандидатов в депутаты.
Постановка проблемы. Задачу нашего исследования мы сформулировали так: проанализировать высказывания кандидатов в депутаты от разных партий по поводу их экономической политики и определить, по каким признакам их можно классифицировать.
Под “высказыванием” будем понимать фразу или несколько фраз, выражающих в данном тексте законченную мысль.
Мы считали, что высказывание относится к экономической программе или политике, если оно касается проблемы распределения дефицитных ресурсов.
Источником высказываний послужили выступления кандидатов в наиболее массовых, читаемых российских газетах: “Аргументы и факты”, “Российская газета” и “Комсомольская правда”.
Контент-анализ этих газет показал: во-первых, самой насыщенной предвыборными выступлениями оказалась газета “АиФ”, в “КП” же кандидаты выступали меньше всего. Во-вторых, высказывания на экономические темы были характерны для движения “Наш Дом Россия”(НДР), коммунистов (Зюганов), блока “Яблоко”, Бориса Федорова, Конгресса Русских Общин (КРО), ЛДПР и Блока Ивана Рыбкина. Остальные же, особенно “мелкие” партии, либо вообще не выступали в массовых газетах, либо не упоминали экономические проблемы.
В ходе исследования выяснилось, что кандидаты относительно мало использовали печатные средства массовой информации, предпочитая телевидение и радио. Мы не воспользовались последними по двум причинам: во-первых, из-за эмоциональности живых выступлений, возможности оговорок в пылу разговора печатное слово имеет преимущества, с точки зрения проведения первого исследования такого рода. Во-вторых — по техническим причинам. Однако и полученные из газет скупые данные позволяют сделать определенные выводы.

Результаты анализа. Исследование проводилось по трем направлениям.
I. Прежде всего мы сгруппировали высказывания по признаку “что обещают кандидаты в депутаты своим избирателям”. Здесь можно выделить две группы:
1. “обещание благосостояния”;
2. “обещание отдельных благ всем или некоторым группам”.

К первой группе относятся три высказывания:
“Наша цель — построение общества народного благополучия”( Блок Ивана Рыбкина).
“...именно жизненный уровень всего населения, а не что либо другое”, должно стать “постоянной и главной заботой властей, критерием эффективности работы правительства” (КРО).
“Мы боремся с нищетой” (“Яблоко”).
Ко второй группе можно отнести десять высказываний более конкретного характера:
“Будет расширен перечень бесплатно отпускаемых лекарств за счет увеличения государственных дотаций”(НДР).
“Вот коммунисты еще обещают увеличить социальные гарантии. А мы еще больше дадим” (ЛДПР, Лисичкин).
Кандидаты в депутаты обещают:
“...поддержать своего товаропроизводителя”, а также “фермеров, колхозы и совхозы”(НДР);
перепрофилировать нерентабельные предприятия (ЛДПР, Лисичкин);
дать землю “людям, которые на ней живут и работают” (НДР);
сделать доступным каждому образование и здравоохранение, обеспечить защиту (Зюганов, Явлинский);
снизить налоги, пошлины, тарифы (Зюганов), цены и инфляцию (НДР);
“положить конец порочной практике несвоевременной выплаты зарплаты”, увеличить пенсии, дотации, (НДР), социальные гарантии (коммунисты, ЛДПР).
Как мы видим, все экономические обещания кандидатов касаются распределения и перераспределения редких дефицитных благ: денег, товаров, имущества.
Мало кто откажется от снижения цен на те товары, которые он покупает, на увеличение себе зарплаты, пенсии, дотации, от уменьшения пошлин, тарифов и налогов, которые он должен платить.
Но экономически грамотный избиратель понимает, что при прочих равных условиях снижение цен означает снижение доходов тех, кто эти товары производит; снижение госпошлин и налогов — уменьшение пенсий и государственных дотаций, бюджетных расходов на образование и здравоохранение. Любые блага от государства — это блага для одних за счет других. И нет никаких гарантий, что наш избиратель не окажется в числе тех, за чей счет получат блага другие.

II. Поэтому второй признак, по которому мы анализировали экономические высказывания кандидатов — это “как, каким способом, они предполагают достичь обещанного”.
Классификация по этому признаку оказалась невозможной, поскольку никто из кандидатов не говорил о способах и средствах выполнения своих обещаний, за исключением коммунистов и блока “Яблоко”:
“Если экономикой в необходимых пределах будет руководить государство, тогда появятся средства и на образование, и на правоохранительную деятельность, и на социальную адресную поддержку” (Зюганов).
“Обязательная уплата налогов, пусть не высокая, но массовая. Необходимо сократить расходы на содержание государственного аппарата” (Явлинский).
Если считать, что предложение А. Явлинского связано с уменьшением вмешательства государства в экономическую (хозяйственную) жизнь (а только тогда оно имеет смысл, хотя и противоречит некоторым другим его словам), то эти два высказывания характеризуют два принципиально разных подхода к решению главной экономической проблемы — проблемы дефицитных благ.
Существует только два способа распределения между миллионами людей редких, дефицитных возможностей: институт собственности и государство (Репин Е., Репина Н., 1996).
Институт собственности закрепляет редкие возможности за гражданами, и они сами решают, как их использовать, с кем меняться, на что тратить. Человек сам повышает свое благосостояние. Это рынок.
Там, где вопросами использования и распределения редких ресурсов занимается государство, рынка нет. Благосостояние человека зависит от того, чего и сколько даст ему государство (чиновник). Это социализм.
Давно проверено на практике и доказано, что социализм не ведет к росту благосостояния большинства граждан. “Спор о рыночном порядке и социализме есть спор о выживании — ни больше, ни меньше. Следование социалистической морали привело бы к уничтожению большей части современного человечества и обнищанию основной массы оставшегося” ( Хайек, 1992).
Социал-демократы, правда, доказывают, что есть третий путь: разрешить людям использовать редкие блага (институт собственности), но результаты их труда в значительной мере позволить перераспределять чиновникам (государство). Это называют социальным рыночным государством. Опасности этого пути также проанализированы, Ф. А. фон Хайек назвал его “Дорогой к рабству” (Хайек, 1990).

У остальных кандидатов в депутаты Государственной Думы не было никаких конкретных высказываний относительно способов реализации их обещаний избирателям. Зато были такие фразы, которые дали еще одно, третье, направление нашему исследованию.

III. Мы проанализировали экономические высказывания кандидатов с точки зрения содержания в них метафор, то есть таких выражений, которые нельзя понимать буквально, и неоднозначных фраз. В результате были выделены следующие высказывания, которые не сопровождаются никакими разъяснениями:
“больше дадим социальных гарантий” (что дадим — деньги, права..? кому? если всем и деньги — то за чей счет?);
“знаем, как нужно продолжать реформы, чтобы Россия обошлась без потрясений...” (кто — Россия: предприниматели, рабочие, чиновники, учителя..? или всем — без потрясений? что за потрясения?);
“поддержать своего производителя” (кто — свой? все российские? как поддержать всех — руками, словами, деньгами..? за чей счет?);
“прекращение экспорта сырья — в пользу его родных предприятий”(что значит — родных? какие родственные отношения могут быть между сырьем и предприятием?).
Все эти высказывания неясны и могут иметь разный, вплоть до противоположного, смысл в зависимости от трактовки. Судя по ним, трудно сказать, что именно обещают кандидаты, хотя, возможно, многим кажутся такие обещания вполне понятными, скорее всего потому, что уж очень привычно они звучат.

В отдельную группу мы выделили высказывания, имеющие мифологический характер:
“Если кто-то думает, что мы оставим эту капризную даму (имеется ввиду инфляция — Ю.И. и В.М.) в покое, тот горько ошибается” (Черномырдин, НДР).
Наделение инфляции душой и телом в каком-то смысле сродни одушевлению природных стихий у древних греков. Это анимизм (антропоморфизм).
Такое представление создает миф об инфляция, существующей отдельно от людей и правительства, которое с ней якобы борется. На самом же деле, как писал профессор экономики Гарвардского университета и Венгерской Академии наук Янош Корнаи:
“Инфляция — это не стихийное бедствие: она создается правительствами или стоящими за ними политическими силами, и только они могут положить ей конец.
...рассматривают инфляцию как своего рода спонтанный процесс, который должен быть приостановлен проведением антиинфляционной политики. Я убежден, что это неправильный подход. И в капиталистических, и в социалистических странах печатание денег целиком находится в руках финансовых и ценовых органов. Инфляция процветает там, где правительство создает ее... проводит инфляционную политику. Пока ... правительство не изменит свою политику, инфляция не исчезнет” (Корнаи, 1990).
Еще два высказывания формируют миф об экономике и рынке, как об агрегатах, существующих помимо людей, которые при надлежащем уходе обеспечат людей благами:
“Наша цель — построение... общества, в котором... динамично развивающаяся экономика обеспечивает удовлетворение растущих потребностей граждан” и
“...переналадить экономические и финансовые рычаги, запустить рыночные механизмы, которые обеспечат подъем и стабильное развитие промышленности...”.
Это механицизм.
При таком представлении обычные граждане оказываются просто зрителями, ожидающими, когда правительство построит для них обеспечивающую их благами экономику или подходящий рынок (Репин Е., Репина Н., 1996).
Экономические мифы создают у человека ложные представления о причинах его благополучия и неблагополучия, направляют его по ложному пути в поисках богатства и счастья.

Выводы.
Итак, грамотному избирателю, вдумчиво читающему газеты, анализирующему обещания кандидатов в депутаты Государственной Думы с точки зрения их логичности, аргументированности, ясности, реальности, невозможно различить экономические программы разных партий. Они похожи друг на друга, как близнецы: все обещают, что с ними будет лучше, но за счет чего — непонятно. Слегка отличаются от других коммунисты (Зюганов) и “Яблоко” (Явлинский). Но и они смутно прописывают способы реализации своей программы.
Через год-два мы получим право избирать. И если экономические программы наших политических лидеров будут, как и сейчас, туманны и пронизаны мифами, то мы можем оказаться в ситуации того “нового русского”, который сказал: “Я не ходил на выборы в Госдуму, не пойду и на выборы президента, так как не вижу достойного кандидата. Так, кстати, поступают некоторые мои друзья, которые могут быть причислены к “новым русским” (“Кузбасс”, 10 февраля 1996 г.).

Литература:
Корнаи Я. Путь к свободной экономике: (Страстное слово в защиту экономических преобразований). Пер. с англ./ Предисл. Н.Я. Петракова. — М.: Экономика, 1990. — 149 с.
Равичев С., Протасевич Т. Программа “Современная экономика”// Российский экономический журнал. — 1995. — № 9. — С. 93- 107.
Репин Е., Репина Н. Этюды о собственности. НГИУУ, 1996.
Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. — Пер. с англ. — М.: Изд-во “Новости” при участии изд-ва “Catallaxy”, 1992. — 304 с.
Хайек Ф.А. Кто кого?// Гл. 8 из книги Дорога к рабству, пер. с англ. Нины Ставиской под редакцией А. Бабича, изд-во Nina Karsov, Лондон, 1983// Фридман и Хайек о свободе. Репринтное издание. ПОЛИФАКТ-РЕФЕРЕНДУМ. Минск, 1990. — С. 101-119.
Газеты “Аргументы и факты”, “Российская газета”, “Комсомольская правда” за октябрь, ноябрь и первую половину декабря 1995 года.
“Кузбасс”, 10 февраля 1996 г. — «Окровения “нового русского”» — Интервью провел Валерий Плющев.



фото Kirsty Mitchells

Письмо Прилепина как пример оксюморона

Как-то я несерьёзно отнеслась к «Письму товарищу Сталину» Прилепина, которое, оказывается, вызвало бурную дискуссию в интернете, о чём мне на днях сказали хорошие знакомые, очень удивившиеся, что я его даже не прочитала.

Прочитала. Могу прокомментировать отрывком из Репина/Клюева. Поскольку Прилепин написал своё письмо прям по образу и подобию речи Пластилина Мира.

Стойкий гипноз оксюморонов

Шаляпин спрашивает художника Коровина:

– Мне сегодня выступать перед конными матросами. Скажи, ради Бога, что такое конные матросы?

– Не знаю, что такое конные матросы, но знаю, что уезжать надо.

Из анекдотов Юрия Борева

Мнения автора могут не совпадать с его точкой зрения.

Виктор Пелевин

Алкоголь в малых дозах безвреден в любых количествах.

Михаил Жванецкий

Самая высшая глубина.

Гегель о своей философии

Оксюморон – это троп, в котором сталкиваются противоположные по смыслу слова. Например: “живой труп”, “горячий снег”, “зияющие вершины”, “веселая грусть”, “нарядная обнаженность”, “жар холодных чисел”, “умная голова, да дураку дана”, или «фанфарное безмолвие, которое славит многодумное безмыслие».

А вот речь перед строем Пластилина Мира из книги Е.В. Клюева «Между двух стульев». Речь сплошь состоит из оксюморонов: «Случилось то, чего не случалось, а если и случалось, то другое. Среди нас нашёлся тот, кого не было среди нас, но оказалось, что был. Это, как говориться, и радостно и грустно. Грустно потому, что его не было, а радостно потому, что оказалось, что был. Теперь у нас есть все основания сказать, что нет никаких оснований говорить, будто герои перевелись в наше время. Они, конечно, перевелись – и никто с этим не спорит, однако сегодня мы видим перед собой настоящего героя. Разумеется, в нём нет ничего от героя, но он герой, несмотря на это. То, что он герой, незаметно с первого взгляда. И со второго. И с третьего. Это вообще незаметно. Встретив его на улице, вы никогда не скажете, что он герой. Вы даже скажете, что никакой он не герой, что – напротив – он тупой и дрянной человечишко. Но он герой – и это сразу же бросается в глаза. Потому что главное в герое – скромность. Эта-то его скромность и бросается в глаза: она просто ослепляет вас, едва только вы завидите его. Он вызывающе скромен. Он скромен так, что производит ощущение наглого. Но это только крайнее проявление скромности. Стало быть, несмотря на то, что в нём нет ничего, в нём есть всё, чтобы поцеловать Спящую Уродину и пробудить Её ото сна. Я мог бы ещё многое добавить к сказанному, но добавить к сказанному нечего». Речь Пластилина Мира явно удалась, ей долго и возбуждённо аплодировали.

Употребление оксюморонов – это один из способов построения фантастических миров, свободных от некоторых правил, обязательных для реального мира. Оксюмороны хороши как средство для привлечения внимания. Противопоставлением смыслов они могут ошеломлять, поражать, вызывать неожиданные ассоциации, смешить. Но к этому противопоставлению нужно относиться не более как к фантазии, будоражащей воображение.

Е.Н. Репин. «Грани. Критика современного обществознания».

фото Kirsty Mitchells

В свете последних событий

и вопросов, которые обсуждаются в жж либералами/либертарианцами/правыми, после того, как я пыталась обсудить всё это с Репиным, я, наконец, и сама поняла: правые обсуждают и предлагают всякие мелочи. Не детали, подробности, в которых сидит дьявол (Der Teufel steckt in der Detail), а именно мелочи.

Главное политический вопрос: почему одни взрослые мужики на якобы законных основаниях командуют другими взрослыми дееспособными мужиками, которые их (первых) ещё и выбирают?

Есть тут мужики? Ответьте!
фото Kirsty Mitchells

Из Мизеса, "Либерализм"

"Либерализм, который полностью основывается на науке и политика которого воплощает результаты науки, должен быть начеку и не поддаться влиянию ненаучных, ценностных суждений. Ценностные суждения находятся за пределами науки и всегда имеют субъективный характер. Поэтому нельзя говорить о нациях как о более или менее достойных. Следовательно, вопрос о том, являются ли русские менее достойными, абсолютно не относится к сфере наших соображений. Мы не участвуем в этом споре. Мы лишь утверждаем, что Россия не желает войти в систему человеческого социального сотрудничества. В отношении человеческого общества и сообщества наций ее позиция -- это позиция народа, нацеленного исключительно на потребление того, что накопили другие. Люди, жизненной силой которых являются идеи Достоевского, Толстого и Ленина, не могут создать прочную социальную организацию. Их удел -- возвратиться к условиям полного варварства. Россия гораздо больше одарена плодородной почвой и всякого рода полезными ископаемыми, чем Соединенные Штаты Америки. Если бы русские проводили такую же капиталистическую политику, как американцы, они были бы сегодня самыми богатыми людьми в мире. Деспотизм, империализм и большевизм сделали их самыми бедными. Сейчас они ищут капиталы и кредиты по всему свету".
Полностью здесь
фото Kirsty Mitchells

Анекдот про дипломата, ... про учёного и про неучёного

Если дипломат говорит "да" - это "да".
Если дипломат говорит "может быть" - это "может быть".
Если дипломат говорит "нет" - это не дипломат.

Если генерал говорит "да" - это "да".
Если генерал говорит "нет" - это "нет".
Если генерал говорит "может быть" - это не генерал.

Если девушка говорит "нет" - это "может быть".
Если девушка говорит "может быть" - это "да".
Если девушка говорит "да" - это не девушка.

И моё добавление про учёных:
Если учёный говорит "да" - это "да".
Если учёный говорит "нет" - это "нет".
Если ученый говорит "может быть" - это "может быть"
Если учёный вместо "может быть" говорит "да" или "нет" - это не учёный.
фото Kirsty Mitchells

Репин об основном политическим вопросе

"Основной политический вопрос – место договора и принуждения в человеческих взаимодействиях. Все остальные политические вопросы: о равенстве или неравенстве, о республике или монархии, о федерации, конфедерации или унитаризме, о парламентской республике или президентской, о том, как называть монарха: царём, фараоном, вождём или кормчим – второстепенные вопросы, и ответ на них должен зависеть от того, как мы ответили на главный вопрос.
Одни, назовем их переговорщики, ставят на первое место договор и допускают насилие лишь к тем, кто не желает договариваться, предпочитая силовое решение проблемы, к тем, кто нарушает договор или к тем, кто неспособен договариваться. Для переговорщиков взаимодействие со всеми взрослыми людьми без серьёзных душевных болезней нужно начинать с переговоров. И только в этом пункте переговорщики за равенство: все, пока не доказано обратного, достойны вести переговоры.
Другие, назовём их силовиками, полагают, что лишь немногие достойны переговоров. Все прочие недостойны. На недостойных можно возлагать обязанности без всяких переговоров, лишь подавляя непокорных. Достойные это те, кто возглавляет самую вооружённую и самую авторитетную организацию – государство. Силовики полагают, что принуждение по отношению к недостойным - в интересах большинства недостойных, которые не всегда в состоянии понять свою выгоду.
Силовики проиграли на первых порах в Великой французской революции. Но победители силовиков сами стали силовиками, потому что поставили перед собой ложные цели: они хотели невозможного – равноправия".

(с) Репин, 2009
фото Kirsty Mitchells

Созвездие эректуса. Следующий №

Продолжение моих впечатлений от романа-утопии "Созвездие эректуса" А. Розова

Теперь о том, что мне понравилось.

Collapse )



В целом мне понравилось то, что утопия написана весело, интересно, не схематично - и про капитализм!

фото Kirsty Mitchells

Не так страшна монополия, как её малюют

Из журнала «Бизнес класс», № 5, февраль-март, 1995, с. 16-22

Командор Вандербильт

Бертон Фолсом

Предприниматели-«рыночники» и «политики» на заре капитализма в США

Новый взгляд на рождение большого бизнеса в Америке

Имена Рокфеллера и Вандербильта известны, пожалуй, во всем мире. Состояния таких разме­ров всегда привлекали внимание. И, наверное, миллионы людей пытались понять, как было нажито их богатство. Книга Бертона Фолсома The Myth of the Robber Barons (A New Look at the Rise of Big Business in America) предлагает не совсем традиционный ответ на этот вопрос, во многом разрушая привычный образ «колбас­ного короля» или нефтяного магната. Главной же темой книги стала драматическая история взаимоотношений государства и частного капитала Америки в прошлом веке. Эта проблема волнует как экономистов, так и рядовых граждан разных стран. Для России ее решение — по вполне понятным причинам — имеет сейчас особое значение. Бертон Фолсом не скрывает дидактических целей своей рабо­ты: «Если мы поймем, какие экономические ме­ханизмы работали в прошлом, а какие нет, мы сможем использовать эти знания для создания лучшего будущего». Мысль не нова, но от этого не менее современна. Ниже мы публикуем от­рывки из первой главы книги Б. Фолсома.

Collapse )