?

Log in

entries friends calendar profile Terminomika Previous Previous
Надежда Репина
Вот из-за чего я стала читать Эволюцию, так это из-за понимания ею границ, понимания важности границ и уважения к ним. И вот этот пост мне особенно пришёлся по душе:

Оригинал взят у evo_lutio в Начало начал


Должна сформулировать принцип, без которого бессмысленно строить стратегии, формулировать правила, анализировать и делать выводы о причинах и следствиях.

Я думаю, что вообще пытаться мыслить вне этого принципа бессмысленно. Он - начало начал.

Этот принцип настолько важен, что если я, например, вижу в комментариях его нарушение, я сразу же удаляю комментатора. Иногда даже сложно сделать это молча, так хочется отметить для других, что так нельзя рассуждать, нельзя так смотреть на вещи.

Не только глупо, но и опасно.

Read more...Collapse )

Tags: ,

2 comments or Leave a comment
Очень неравнодушна к ёжикам вообще и обожаю Ёжика в тумане.
Когда мы играли первую игру в инфляцию - это было в августе 1994-го в детском лагере "Солнечный" под Кемерово, там по утрам был сильный туман. И у нас возникла метафора: те, кто понял, что такое инфляция и кто её делает - вышел из тумана невежества (http://terminomika.ru/data/library/colleagues/kim.html).
А вторая история с Ёжиком из тумана - про тот самый мультик. Когда Даше было лет 5, я увидела где-то видеокассету с мультиками Норштейна. Конечно, купила. Пришли домой. Даша тут же потребовала поставить. И мы смотрели её по несколько раз каждый мультфильм. Как только кончался один, Даша говорила: "Ещё!" Потом следующий раза 3-4, потом ещё... Ей почему-то больше всего понравился "Цапля и журавль" :)

Сегодня прочитала ВКонтакте у Насти Рыбалкиной:

"Это, скорее, для москвичей и тех, кто бывает в Москве.
---
Иван Мошковский
13 сен 2016 в 19:13
"Не хотел рассказывать, но чувствую надо. Понял это вчера, когда прочёл новость о смерти Эдуарда Назарова. Надеюсь у меня нет друзей, которым надо отвечать на вопрос "ахтоэто?"

В общем, буквально позавчера на выставке встретил грустного, грустного Юрия Борисовича Норштейна. Наверное даже встреть я лицом к лицу Путина, я обрадовался бы меньше.
А он сидел печальный и продавал открытки, постеры и магнитики со своими Ёжиком и Волчком.

Было больно до слёз смотреть на это. Стало обидно за страну и вообще. Как будто встретил Паганини играющего на скрипке в переходе за подаяние и еду.

И не сказать ведь, что к нему была огромная очередь. Стояло несколько человек. Судя по всему многие даже и не знали что за мужик торгует "Ежиками в тумане".

Я подошёл. Купил открытку и магнит. Потом наклонился и спросил, не нужна ли ему помощь в сборе средств на деятельность его замечательной студии. Рассказал в двух словах о себе что и как могу. А он сказал, что ему не позволяет совесть брать деньги от людей, когда страна в таком положении. Он это резче сказал. Не хочу цитировать дословно. Это были слова человека у которого в душе большая рана. Я сказал, что понимаю его. Поблагодарил за всё что он сделал для меня и нас. Он улыбнулся.

В общем, к чему я это. Денег он не возьмёт. У него есть студия на Войковской. Вот она http://www.norshteyn.ru/ При ней есть магазин со всем, что он успел сделать за свою жизнь. Там очень красивые книги с иллюстрациями Франчески Ябрусовой. Съездите туда и купите себе что будет по душе.

Ну и если хотите, распространите это в сети. Ведь есть ещё в стране люди, которые если и не знают фамилии Норштейн, то уж Ёжика то точно знают.

Пока он жив.

П.С. 15 сентября у Юрия Борисовича юбилей 75 лет. Юбилею мастера будет посвящена выставка в Altmans Gallery. Вот ссылка https://www.facebook.com/events/1815807301986947/ Наверное, это хорошая идея придти и выразить своё почтение Великому Мастеру. Было бы здорово, если очередь на выставку начиналась на Баррикадной."
(С) Михаил Валентинович

Tags:

Leave a comment
Оригинал взят у repin в Практичные социальные фантазии
Мир сложен. Для ориентации в нём мы создаём его упрощённые картины. Картографы рисуют карты, учёные создают теории.
Самая подробная карта местности – это сама местность. Но такая подробная «карта» совершенно бесполезна. Столь же бесполезны теории, где боятся пожертвовать привычными деталями и посмотреть на проблему с высоты птичьего полёта.
Создание картин мира, в которых нет мешающих подробностей и схвачено главное – искусство учёных и картографов, плод их дисциплинированных фантазий.
Самые простые и практичные теории мы изучаем в школе на уроках математики, пользуясь такими фантазиями как:
число, безотносительно к тому, что считаем – баранов или деньги;
множество, безотносительно к его элементам;
точки, не имеющие частей, прямые без ширины, плоскости без толщины.
Несмотря на свою фантастичность топографические карты не отображают дорог в Город Солнца, в арифметике дважды два неизменно четыре, в геометрии гипотенуза всегда больше катета, а сумма углов треугольника всегда равна 180 градусам. А вот на тему человеческого поведения дисциплинированных фантазий нет. Отсюда провальные социальные проекты. Люди стремятся в Город Солнца, а оказываются в Магадане на нарах.



Возьмём демократию или народовластие. Популярнейший политический проект современности. Но каждый понимает демократию по-своему. И не мудрено. Ведь народовластие – оксюморон. Если весь народ властвует, если все во власти, то народу не над кем властвовать, у него нет подвластных, а потому у всего народа не может быть власти, власть может быть лишь у одной части народа над другой частью народа. Если же одна часть народа властвует над другой частью народа, то власть есть, но нет народовластия, нет власти всего народа, есть лишь власть одних над другими.
Народовластие – невозможно, а потому стремление к демократии всегда выливается не во власть всего народа, которой быть не может, а в нечто другое. Например, во власть по наследству в Корейской Народно-Демократической Республике. Или в большинстве случаев во власть самых популярных людей над прочими, менее популярными, власть, которую устанавливают политическими выборами, власть, которую получил, например, демократ Барак Обама. Так и назовите эту власть тем, на что она больше похожа – коммунистической монархией или властью популярных, но никак не демократией, никак не властью народа, которая невозможна. Правильно названные вещи позволяют правильно ориентироваться и двигаться дальше, в отличие от оксюморонов, которые провоцируют ходьбу по кругу.
Оксюмороны хороши в шутках, они уместны в поэзии, но когда они попадают в политические лозунги и законы, то они – результат глупости или обмана.
Демократия – фантазия, но недисциплинированная, безответственная фантазия, а потому источник массовых заблуждений, повод для бесконечных споров. Нужны другие фантазии. Полезные.

Я постоянно описываю свои фантазии на тему общения людей в живом журнале и на сайте terminomika.ru. Эти фантазии аналогичны геометрии древних греков. Эти фантазии начинаются с основных понятий, в которые после некоторых сомнений я включил межу или грань. Раньше я сомневался в фундаментальности межи и пытался вывести её через другие основные понятия: чувство, дело, сила. Теперь среди основных понятий и межа, которая отвечает на главный социальный вопрос – «чьё?».
Теперь основные понятия выглядят так:
1. Воля (душа, чувство, интерес). Воля – внутри, она оценивает и движет людьми от плохого к хорошему, от тоскливого или скучного к интересному, предпочтительному. Печаль и радость, любовь и ненависть – это разные состояния души или воли. Некоторые скажут: воля, душа, чувство, интерес – это разное. Им отвечу: эти различия – частности, мешающие подробности, которыми я пренебрег в моей картине человеческого общения, чтобы в деталях не утонуло главное. А главное в воле, как её не назови, то, что она освещает мир, наполняет его смыслом. Без воли мир – ничто.
2. Дело (поведение, поступок, действие, акт). Дело – то, к чему побуждает воля. Дело – процесс. Дело с использованием сил других людей – общение. Общение добровольно, если силами других людей пользуются с их согласия. Общение недобровольно, если силами других людей пользуются принуждением и/или обманом, то есть без согласия этих людей. Согласие, добрая воля – основа справедливости. Но справедливым может быть и недобровольное общение: с теми, кто нарушает согласие.
3. Сила (возможность, ресурс, средство). Сила – то, без чего невозможны дела. Сила – это запас. Отчуждаемые силы, то есть силы, которые могут переходить от одного к другому, назовём имуществом. Имущество для обмена – товар. Самый ликвидный товар – деньги.
4. Межа (грань, рубеж, предел, граница). Межа отделяет моё от чужого, превращая ценные силы в права, запрещённые межами дела – в преступления, а тех, кто их совершает, – в преступников. Межа согласует дела. Кто следует межам, тот правый, справедливый человек. Следование межам – справедливость.

Дальше я нафантазировал восемь аксиом, которые позволяют строить практичную карту человеческого общения. Я здесь лишь напомню эти аксиомы, так как они опубликованы в Живом Журнале, в Макспарке и доступны по любой поисковой системе.

1. О гуманизме или о бездушности коллективов: волей обладают лишь люди, но не коллективы. Разговоры об интересах или нуждах народа и прочих коллективов нужно воспринимать лишь как разговоры об интересах или нуждах людей, образующих эти коллективы.
2. Об обособленности или об одиночестве души: только о своей воле можно знать непосредственно, воля других людей познаётся лишь по делам и силам этих людей. Аксиому об обособленности я однажды назвал аксиомой о понимании: чтобы понять другого – надо общаться. Без общения музыку в чужой голове не услышишь.
3. О ненасытности: дефицит имущества непреодолим. Отсутствие дефицита простых вещей ещё можно представить, но мир без дефицита вообще – наивная фантазия, в которой не нужно общение, так как людям ничего не нужно друг от друга.
4. О разнице: люди неодинаковы в предпочтении сил. Торгуя, люди не уравнивают ценности обмениваемых товаров, как считал Маркс вслед за Аристотелем. Торгуя, люди стремятся получить более ценное в обмен на менее ценное. И у них получается, потому что они неодинаковы в предпочтении сил, включая предпочтение товаров.
5. Об эгоизме: чужие интересы не актуальны. Обычно людям нравится, когда чужое становится своим, когда их права расширяются. Поэтому люди торгуются, стремясь получить побольше и отдать поменьше. Исключение – любимые, которым отдаёшь с удовольствием, ничего не требуя взамен.
6. О любви: любимых мало. Тем, кому готов дарить, гораздо меньше тех, с кем готов торговать. Поэтому мечты коммунистов о мире без торговли наивны.
7. О справедливости: преступников не любят. Ненависть к преступникам сплачивает людей, превращая борьбу с преступниками в общее дело. Ненависть к преступникам благородна.
8. О зависти: богатых не любят. Ненависть к богатым тоже сплачивает людей, но поскольку зависть – стыдное чувство, его маскируют под справедливость.

Предложенные мною фантазии освобождают разговор о человеческом общении от четырёх пороков:
1. Дезориентирующего многословия.
2. Неясности важнейших слов.
3. Негодных классификаций.
4. Буквального понимания иносказаний.

Я предлагаю строить речи, исходя из противоположных принципов:
1. Кратко и чётко.
2. Ясно о важном.
3. Классифицировать по понятным основаниям.
4. Не понимать тропы буквально.

Кратко и чётко. Не надо говорить «денежные средства», «правовые возможности», «правомочия». Ведь деньги всегда средства, а права – всегда возможности. Не надо говорить о переговорном, учебном, трудовом, производственном или деловом процессе. Ведь переговоры, учёба, труд, производство, дело – всегда процесс. Не говорят же математики о квадратных четырехугольниках именно потому, что квадраты – всегда четырехугольники. Подробнее о дезориентирующих длиннотах, нуждающихся в сокращении, смотри «Сто плеоназмов».
Ясно о важном. Если права – это ценные силы, защищённые гранями, то не следует затевать разговор о равноправии. Ведь у людей разное количество сил, например, денег. Равноправие в рамках предложенных мною фантазий – это какая-то невнятица, которой не следует засорять речь. Подробнее о популярных словах, которые особенно нуждаются в прояснении, смотри «Чёртова дюжина».
Классифицировать по понятным основаниям. Когда права во Всеобщей декларации прав человека делятся на гражданские, политические, социальные, экономические и культурные, то дивишься, где кончаются одни и начинаются другие. В таком делении нет основания. В предложенных мною фантазиях права можно разделить на отчуждаемые и неотчуждаемые. Отчуждаемые права можно передать другому, и я называю такие отчуждаемые права имуществом. Неотчуждаемые права: такие как жизнь, здоровье, доброе имя не купишь, не выпросишь. Правоведы же говорят о неотчуждаемых или о неотъемлемых правах в том смысле, что их нельзя отбирать. Но права, в моём понимании, вообще нельзя отбирать. Правоведы не уверены в неотъемлемости прав и добавляют к важным правам прилагательное «неотчуждаемые» или «неотъемлемые» и этим излишеством портят язык. Это как если бы геометры к слову «прямая» добавляли бы прилагательное «неизогнутая».
Не понимать тропы буквально. Тропы – иносказания. Иносказания бывают в виде метафор. Народное хозяйство – метафора, а не реальное хозяйство. Реальные хозяйства у людей, образующих народ. Государственным начальникам легче распоряжаться чужим хозяйством, когда они выдают его за народное хозяйство. Но когда люди понимают, что народное хозяйство метафора, им легче отстаивать свои интересы перед государственными начальниками.
Иносказания бывают и в виде оксюморонов. Оксюмороны построены на нарушении закона противоречия: не может быть одновременно истинным высказывание и его отрицание. С одним политическим оксюмороном – демократией, где власть всего народа противоречит самой возможности власти, мы уже знакомы. Но это не единственный оксюморон, допущенный в современные законы. Другим известным оксюмороном является «запрещённое право». Запрещено, например, злоупотреблять правом, и этот запрет содержится в статье 10 Гражданского кодекса РФ. В Конституции РФ в статье 17 запрещено осуществлять свои права в нарушение прав других лиц. Но права – это то, что разрешено. Запрещённое разрешение – это оксюморон. Прав нарушать права других лиц в принципе не должно существовать. Но права нарушать права других лиц, которые приходится запрещать, содержатся даже во Всеобщей декларации прав человека в статье 29. Опасно, вредно фантазировать о правах, которые нужно запрещать. Законы должны быть свободны от оксюморонов.



Итак, я предлагаю обсуждать социальные проблемы на языке, свободном от противоречий. Мои тексты написаны на этом языке, а потому непривычны.
Язык, в котором важнейшие слова имеют ясный смысл, позволит написать правые законы, устанавливающие власть правых над преступниками, власть, которую невозможно установить, пользуясь ложными установками.



Leave a comment
repin постоянно предупреждает об опасности оксюморонов.
И вот сегодня он заметил, что логотип Углеметбанка - это геометрический оксюморон, трибар.



Что бы это значило?
4 comments or Leave a comment
Вот оно как было-то! Вернее, не было.

Оригинал взят у Az Nevtelen в Петр Великий и Джон Ло
Мой дневник. LXXXVIII. Финансы и общественное мнение. Петр Великий и Джон Ло. // Шарапов С.Ф. Сочинения. Том IV. Вып. 12. М., 1901. с. 39-41.

{с. 39}
   Один из больших пробелов в нашем общественном быту — это полное незнакомство нашей так называемой интеллигенции с финансовыми вопросами. Благодаря этому незнакомству, к нам в наш умственный обиход целиком пересаживается европейская кафедральная наука и явления русской жизни подгоняются к шаблону, построенному для совершенно иных условий. Отсюда противоречия между фактами и даваемыми объяснениями и полная безпомощность общества разобраться в экономической стороне русской жизни. Никакого общественного мнения по финансовым вопросам у нас поэтому почти вовсе не существует, и от этого прежде всего страдает самое финансовое дело в стране. (...)
   Наше обращение к иностранцам за финансовыми советами началось, собственно говоря, еще очень давно, с Петра Великого. В высшей степени жаль, что наши историки так мало посвятили внимания любопытнейшему эпизоду в истории наших финансов — посольству князя Щербатова в Англию за розысканием бежавшего туда после генерального краха, раззорившего Францию «шкотского уроженца Ивана Лауса». Петр Великий поручил Щербатову звать этого Лауса или знаменитого в истории Франции Джона Ло к себе {с. 40} на службу. Гений преобразователя так ясно сознавал всю сил бумажно-денежной системы, что дал Щербатову самые широкие полномочия «предложить Ивану Лаусу основать свой банк в особой крепости, которую охранять своими вооруженными людьми».
   Вот какие концессии давал Петр творцу бумажных денег.Read more...Collapse )

Tags:

Leave a comment
Ещё одна история о том, как торговаться.

Оригинал взят у nikolai_vasilev в Как правильно торговаться в Индии.
Индия самая дешевая страна из тех где мне довелось побывать. Цены на все поражают своей доступностью. Но вы можете вдвое, а то и втрое снизить некоторые статьи расходов, если будете придерживаться нескольких довольно простых правил.
В принципе они универсальны для любой страны в которую вы отправляетесь путешествовать, но Индия имеет свои особенности и о них я постараюсь рассказать.

Read more...Collapse )

Tags:

Leave a comment
Вчера с утра что-то громыхало будто салют. Потом по главной улице с оркестром пошли какие-то люди с флагами.

Оказывается – День пограничника.

Воспользуюсь этим, чтобы разоблачить одну метонимию: уважение к человеку.

Нередко слышала/читала, что вот в Европе уважают каждого, а у нас – нет. На что антиевропейцы возражают: а за что уважать, например, вот Этого? Он ничего не сделал для людей, более того – ничтожество, грязный, невежда… Действительно, бывают такие люди, которых уважать трудно. Они вызывают не уважение, а жалость.

Так вот на самом деле, когда говорят об уважении к человеку в цивилизованных странах, речь идёт об уважении к его правам, к границам, к граням, которые защищают ресурсы, силы, возможности каждого.

Так что в выражении «уважение к человеку» пропущено слово «права» или «грани».

Как, к примеру, в выражении «зал рукоплескал» пропущено слово «люди» - «люди в зале рукоплескали».

Не надо требовать и ожидать уважения к каждому. Не все достойны уважения.

Но следует требовать уважения к граням, к правам любого человека, даже не достойного уважения.


P.S. А эта машинка ехала в начале колонны пограничников по главной улице - вид из нашего окна:



Tags: ,

2 comments or Leave a comment
За основу иллюстрации взят кадр из телефильма De Goddelijke Komedie van Dante en Inferno van Dan Brown, 2013

На прошлой неделе ЖУРНАЛ ЖЖ инспектировал картину Босха «Блудный сын». Сегодня мы решили спуститься в глубины дантовского ада и сделать обзор привычек и развлечений его обитателей. Итак, чем заняться в аду Боттичелли?
Read more...Collapse )
Оказывается, уже 20 лет, с выхода "Этюдов о собственности" в 1996 году, мы празднуем терминалии.
С праздником всех!

Оригинал взят у repin в 23 февраля. С терминалиями 2016!


Жизнь коротка. Всего несколько десятков лет. За такой смешной срок трудно с нуля создать принципиально новое. Но можно разобраться в старом, отделив хорошие традиции от плохих. Хорошие традиции нужно хранить, передавать детям и внукам. От плохих – отказываться, чтобы не отягощать карму и не гробить человечество, чтобы жили наши дети и внуки и их дети и внуки, и не кончалась жизнь.

Одна из самых замечательных традиций – почтение к граням. Грани, рубежи, границы, межи указывают на то, где кончается твоё и начинается чужое, которое для тебя неприкосновенно. И также неприкосновенно твоё для другого.

У наших предков, древних славян был бог межей – Чур. У римлян аналогом Чура был Термин (Terminus), которому посвящались празднества последней недели февраля – Терминалии. Перед весенним севом соседи встречались у границы полей, у Термина. Это был камень или вкопанный в землю чурбан. Термина кропили вином и кровью скота, забиваемого для совместного пира. Празднуя, соседи выражали своё согласие с установленными границами полей.

Мирному и весёлому празднику время от времени мешали завистники. Они говорили: «Почему у одних большие поля, а у нас маленькие или никаких? Надо переделить». Переделили, убив тех, кто этому противился.

Но опять поля оказались разные. Причём, самые большие поля у тех, кто возглавлял передел. Тогда решили, что всё дело в гранях, что грани нужно уничтожить, поля обобществить. Обобществили, убив тех, кто этому противился.

Но и при обобществлении полей остались бедные и богатые. Причём самыми богатыми оказались те, кто возглавил обобществление, а бедные оказались ещё беднее и решили: «Давайте вернём грани, размежуем общее!». Вернули, и опять, кто межевал, тот самый богатый, а прочим досталось крохи, и многие из них опять мечтают уничтожить грани, убив тех, кто будет противиться.

Убивать – это тоже традиция. Но – плохая традиция, когда убивают тех, то защищает своё.

Всегда будут бедные и богатые. Или – не будет никого. Но лучше пусть будут бедные и богатые, чем не будет никого.

Всегда бедные будут завидовать богатым. Но если потакать завистникам, то при растущих возможностях убивать друг друга не будет никого. Пусть лучше будут бедные и богатые, но – будут.

Для того чтобы быть, нужно чтить грани, несмотря на вопли завистников, которые пытаются выдать свою зависть за справедливость. А справедливость – это грани и следование им. И нет другой справедливости.

С терминалиями, друзья!


Tags:

11 comments or Leave a comment
Заметила, что обсуждение сноса идёт в русле "законно-незаконно", "цивилизованно-нецивилизованно", "эстетично-не эстетично".
И никто не говорит о правах. Чьи права нарушали владельцы снесённых "ларьков"? За что их надо было сносить? За какие-такие правонарушения? Я не про законы - про права.

Tags: , ,

2 comments or Leave a comment